Олег Дмитриев. По мотивам жизни.                              Беседу ведёт Елена Седова

                                                                                               // "ПравоИнформ" № 42, 14 октября 2013 г.

Режиссер Олег Дмитриев поставил в Малом драматическом театре- Театре Европы спектакль по роману Достоевского "ПОДРОСТОК".

- Олег, зная, как Вы работаете над спектаклями, естественно ожидать, что Вы подробно изучили множество материалов, связанных с жизнью и творчеством Достоевского. Но, как я понимаю, контекст репетиций "Подростка" составили и другие ресурсы. Что питало Вас в процессе создания спектакля?

- С самого начала нам показалось, что история, сочинённая Достоевским в 1874 - 1875 годах, может быть прослежена сегодняшними молодыми людьми про сегодняшнюю их жизнь, про их поиски себя на «поприще», как пишет Достоевский. Поэтому в процессе репетиций преобладало изучение материалов сегодняшней жизни: прессы, Интернета, уличных проявлений думающих горожан. Переписка молодых людей в блогах, их эстетические предпочтения, реакция на происходящее в нашей стране... Копилка этих впечатлений и определила основной контекст размышлений вокруг истории, которую мы позволили себе извлечь из романа Достоевского. Чаяния, духовные поиски и поиски самих себя сегодняшних молодых артистов МДТ в связи с тем, какие коллизии жизни Аркадия Макаровича Долгорукого создал Достоевский в романе "Подросток". Мы честно написали на афишах, что наша история - по мотивам романа Достоевского. Точнее было бы написать: по мотивам не только и не столько романа, сколько по мотивам нашей собственной непростой и довольно интересной жизни.

- "Подросток" - история совсем молодых людей. В то же время актёр Олег Рязанцев, который играет главную роль, явно старше своего юного героя.

- Наивно полагать, что роман "Подросток" написан, исходя из опыта двадцатилетнего юноши. Нет, он написан великим писателем Достоевским, исходившим из опыта своих предыдущих романов, а главное - из личного опыта довольно жуткой и чрезвычайно парадоксальной жизни. И для меня Олег Рязанцев, который старше своего героя минимум на десять лет, по своей сегодняшней человеческой и артистической зрелости начинает приближаться к попытке вместить в себя тот запас идей и мытарств, который вложил писатель Достоевский в своего подростка Аркадия Долгорукого. Думаю, доставшаяся Олегу роль - очень серьёзный его рост над самим собой. Это вообще важно: требовать от себя совершать прыжки выше собственной головы.

- В спектакле внятно прослеживается, как череда предательств, семья, друзья, жизнь во всех проявлениях ломают Аркадия Долгорукого. Окружающие виноваты в том, что Аркадий не сумел ничего противопоставить злу и сделать правильный выбор в жизни?..

- Мне кажется, что Достоевскому никогда толком не удавалось психологическое исследование "правильного" выбора человека. Например, в романе "Подросток" есть Макар Долгорукий, законный отец Аркадия Макаровича Долгорукого, словно бы праведник… Но почему-то эта фигура не вызывает у меня доверия. Потому она и не вошла в спектакль. Вероятно, какая-то моя индивидуальная червоточина не позволяет мне вглядеться в этого человека, но, на мой взгляд, всё в романе, связанное с попыткой проследить духовный путь Макара Долгорукого, выглядит картонно. Словно промокашку жуёшь. Гораздо убедительнее, мне кажется, Достоевский исследовал человека, искушаемого тьмой. Человека, в котором тьма способна заглушить другой источник жизненной силы - свет. Думаю, что Достоевский при этом искренне исходил из себя самого. Как и мы, читающие его романы и сочинившие спектакль, пытались исходить из себя самих.
Мы всегда живём в неудачные времена. Всегда оказываемся в ситуации, которая мучает, искушает, терзает, переламывает, перемалывает и, как правило, подталкивает к губительному для нас выбору. Почему-то в нас заложена склонность к саморазрушению, к разрушению других и всего мироздания… Кто-нибудь может сказать, что это и есть существо дьявола. При этом мне кажется, изначально мы задуманы способными сопротивляться натиску тьмы внутри и вокруг нас. Аркадий Долгорукий, в нашей версии, не нашел в себе сил сделать "правильный" выбор. Почему едва-едва вызревающий, ещё очень нестойкий духовный стержень был переломлен? Какого запаса прочности не хватило Аркадию, чтобы выстоять в довольно лихой, в чём-то кошмарной юной жизни - это и есть предмет нашего исследования. Вот мы и заканчиваем спектакль на той черте, за которой Аркадий, как нам кажется, шагнёт в бездну, и тревожимся о том, что с ним станется дальше…

- Мир Подростка - это мир без Бога?

- В нашей истории мир для Аркадия - пока ещё без Бога. Молодой человек ищет высшее начало, но ещё не знает, кто такой этот Бог, где он обитает… В таком контексте для нас важна фигура Версилова, генетического отца нашего Подростка. Богоискательство Аркадия сопряжено с физиологическим притяжением к отцу, с поиском ответа на вопрос «Кто я?», с попыткой восстановить нравственную связь со своим биологическим родителем. Версилов исключён нами из сценической композиции, он отсутствует на сцене физически, но постоянно присутствует в сознании Аркадия. В поиске ответа на вопрос, кто же в этом мире высшее начало, Аркаша пытается узнать Версилова, который для него больше, чем родитель. Глупо было бы прямо утверждать, что для Аркаши Бог - это его отец Версилов. От такой формулировки "чертей затошнит", по выражению Чехова… Это невозможно и не нужно прямо выражать средствами театра. Но осторожное предположение, что сын ищет отца, как Отца - с прописной буквы - мне кажется содержательным, и мы пытаемся по возможности деликатно проследить это в спектакле.

- На творческой встрече один зритель назвал "Подростка" своеобразной "четвёртой частью" триптиха Авторского театра "Мы живём, под собою не чуя страны…". Например, кажется, что один из персонажей "Подростка", Крафт, произносит слова, которые впрямую продолжают Ваши размышления, начатые в спектаклях "Мандельштама нет", "Ночной дозор" и "Зачарованные смертью".

- Мы вообще позволили себе вплести в текст романа Достоевского многое из наших личных размышлений. И, действительно, я приписал к речам Крафта ряд своих мыслей и слов, стараясь следовать стилистике Достоевского, как её понимаю и чувствую. Да, вслед за Крафтом утверждаю, что для меня патриотизм это не столько чувство гордости за родину, сколько чувство вины. И часто - стыда… В чём виновата моя страна, и в чём - я, как её гражданин, виноват перед собой и всем миром? Для меня в этом вопросе - существо патриотизма. Конечно, спектакль "Подросток" не продолжение триптиха "Мы живём, под собою не чуя страны…", но он связан с размышлениями, которыми мы занимались в Авторском театре. Те же разорванные родовые и общественные связи, которые мы прослеживали и пытались восстановить в триптихе, болят у нас и в "Подростке".

- Тема разорванности семейных отношений, звучащая в "Подростке", физически подчёркнута невозможностью контактов матери и сына...

- Театр предоставляет удивительную возможность проработки собственных, личных травм, которые есть и у любого из артистов, и у режиссёра, и у каждого зрителя, - использование особенного такого способа - "визуализации". То, о чём Вы говорите, - невозможность сына и матери коснуться друг друга обусловлена в спектакле даже самим пространством, которое сочинил замечательный художник Андрей Запорожский. Там чисто физически Аркадий и его мама не могут соприкоснуться… У каждого или у многих из нас есть в собственном личном опыте недолюбленность в детстве, психологический дискомфорт в семье, недопонимание между детьми и родителями, и в итоге - нередко частичный или полный разрыв родственных связей. В особенности, в такой стране, как наша, где на протяжении семи десятилетий обезумевшее в своей жестокости государство посредством мощной карательной системы сознательно добивалось того, чтобы разорвать самые тесные узы между людьми. Вытравить человечность. Мы все несём внутри себя последствия этих разрушений. Эти травмы. Вероятно, потому нам столь необходимо вновь и вновь прикасаться к темам безотцовщины, неполноты материнства у Достоевского. Необходимо лично, буквально, зримо вновь испытывать и выражать тоску по ближнему кругу. По самому необходимому в жизни человеческому окружению.
главная страница
сотрудничество контакты
гостевая книга карта сайта
спектакли
афиша
новости
библиотека
Санкт-Петербург
© Авторский театр -  2009