Татьяна Платонова. Мандельштам есть!
             
// "Голос зрителя": Газета Санкт-Петербургского общества "Театрал", № 9, 2009 г.

27 декабря 2008 года в Петербурге родился новый театр. Его назвали - Авторский театр. Первой премьерой стал моноспектакль з.а. России Галины Филимоновой "Мандельштама нет" по воспоминаниям Надежды Яковлевны Мандельштам. Композиция и постановка Олега Дмитриева.
Первые впечатления. Очень сильный спектакль. Конечно, и сама основа - материал, текст, тема, которая будоражит, не оставляет, стихи - да, все это есть. Но и актриса. Галина Филимонова давно в театре, играла немало, но и немного. И вот - накопилось. Здесь и актерский, и, может быть, прежде всего, жизненный опыт. Все тут сработало, сыграло. Личность и судьба поэта, его жены и самой Галины Ивановны Филимоновой. Тут больше, чем актерская работа. Это гражданское высказывание.
У Галины Ивановны замечательный голос. Низкий, сильный, ясный. Не пропадает ни одно слово, ни одна интонация, - все доносится, доводится до зрителя.
Несмотря на очень тяжелое содержание, на ужасную судьбу Осипа Мандельштама, на страшные подробности его жизни, испытаний, смерти, забвения и воскрешения, спектакль не подавляет. Хотя напряжение и наше, зрительское, велико, внимание все два часа не ослабевает. Все звучит очень современно. Мало что по сути изменилось. Вопросы все те же и так же нет на них ответов. И не ждет ли нас поворот к чему-то подобному, что было тогда, во времена Мандельштама? И не предадут ли вновь забвению то, что открылось? Нет ответов. Нет.
Спектакль оформлен очень скупо. На сцене стол, стул, черное пальто, чемодан, клетка и камни. Камни эти - потрясающий образ. Они - вместо бумаг со стихами. Ведь камни вечны, их не уничтожить. И очень весомы. И тяжелы, когда их приходится прятать. И могут разить наповал, ударить, убить. Еще они похожи на застывшую в горе душу, съежившуюся и запертую для всех, до которой не достучаться.
А в черном пальто на стуле, кажется, уместился больной, исхудавший, измученный поэт.
Вещей и предметов мало, но все они - играют.
Удивительным кажется, что такой спектакль придумал и поставил молодой еще актер и режиссер Олег Дмитриев. После спектакля очень захотелось встретиться с его создателями и поговорить, задать вопросы.
Такая беседа произошла в Клубе творческих встреч 18 апреля с.г.
Те, кому удалось посмотреть спектакль, от всего сердца выразили благодарность актрисе и режиссеру. Впечатление было столь сильным, что иногда даже трудно было его выразить словами. Ведь после спектакля - просто "ком в груди и не до слов", как сказала М.В. Порубова.
На вопрос, как начинался авторский театр и почему именно этим спектаклем, Олег Дмитриев рассказал:
"Первый спектакль мы сыграли в Доме-музее Ф.М. Достоевского. Это намоленное, культурное место, замечательное сценическое пространство. Там и родился наш театр и наш спектакль. Когда он немного окреп и вырос, мы стали играть его на Камерной сцене родного для нас с Галиной Ивановной Малого драматического театра. Самое главное для начинающего театра не деньги (хотя без них не сделаешь спектакля), не спонсоры (которых у нас нет), а - иметь, что сказать. Кредо, говоря высокими словами, Авторского театра, исходное для того, чтобы театр существовал - это так называемое авторское чувство, внутреннее беспокойство. Вот как Лев Толстой говорил: "Не могу молчать!" (При этом я хорошо понимаю, где - Толстой, а где - мы). Потребность высказывания и желание поделиться с другими. Как говорил Мандельштам: "Мы живем, под собою не чуя страны…". Так было тогда, так продолжается и сейчас. В свое время я был октябренком, пионером, комсомольцем… И очень активным. И не будь в 1985 году известных перемен, страшно подумать, куда меня могла завести моя биография. Поэтому для меня вопрос покаяния, о котором говорит Галина Ивановна словами Надежды Яковлевны, - вопрос личный. Наши разнообразные вины за прошедшее время не раскаяны, кроме тех, за которые заплачено жизнью. Я только начал что-то в жизни соображать, мне было 17, когда вышел знаменитый фильм Абуладзе "Покаяние". Можно было размышлять, в какой стране мы жили и будем жить. Было много надежд. Было чувство свободы и веры в то, что будущее прекрасно. Но ничего не произошло. Посыл Абуладзе к концу 90-х был окончательно забыт. Открыв новый театр, мы не очень-то и думали, с чего начнем. С темы личного покаяния, хоть тема эта совсем не популярна".
Рассказ продолжила Галина Ивановна: "Олег уже сказал главное. Я не буду повторяться. Скажу только, что тема, поднятая в спектакле, меня очень затрагивает. Очень сложно говорить об этом. У нас у многих тоже искореженные судьбы. Мы все дети одной страны. Сейчас очень мало режиссеров и людей, которые хотят этим заниматься. Даже нашим коллегам, очень многим, неинтересно то, что мы делаем. Я благодарна судьбе за то, что в моей жизни случился такой спектакль, такая роль.
Меня поражает отношение Олега к этой проблеме, его одержимость… Я ему полностью доверяла. Он за меня отвечает. И за мой успех и за мой неуспех. Это мой тыл в театре.
Самое главное для меня - мне нужно было выйти живым человеком. Я не могла выйти Надеждой Мандельштам. Я ее не знаю. У нас в России почти у каждого очень сложная судьба. Мы часто скрываем многое даже от друзей. И вот на сцене приходится вынимать то, что со мной происходило…"
Олег Дмитриев: "Монодрама или моноспектакль - особая форма существования артиста-художника. Эта форма суть исповедь. Высказывание от первого лица. Если артист - личность, и ему есть, что сказать. Очень важно, что сквозь драматический материал просвечивают личные и актерские свойства. Это всегда связано воедино. И в этом спектакле мы опираемся на судьбу самой актрисы и судьбу Надежды Яковлевны. Когда зритель присутствует на таком исповедальном спектакле, то он либо совпадает с ним, либо не принимает его, воздвигая барьер… Мы стараемся быть искренними. Если не получается, лучше не браться".
Мы еще разговаривали и о спектакле, и о жизни Малого драматического театра, и о планах Авторского театра.
Сам спектакль "Мандельштама нет", его тема и его насущность задали высокую планку вопросов и ответов. И разговор получился серьезным.
Думаю, многие, не видевшие спектакль, будут стремиться это сделать.
Я абсолютно уверена в том, что актриса Галина Филимонова имеет полное право на такое высказывание. Ей веришь. И вопреки названию спектакля хочу сказать: Мандельштам есть! И спектакль есть!
Будем ждать новых встреч в Авторском театре.
главная страница
сотрудничество контакты
гостевая книга карта сайта
спектакли
афиша
новости
библиотека
© Авторский театр - Фонд реализации проектов и программ - 2009
Санкт-Петербург