Елена Репина. Свидетели и соучастники
                                                       
// Сайт "Преображенское братство", 6 января 2015 г.

4 января, к дням памяти Осипа и Надежды Мандельштам, в Петербурге в литературно-мемориальном музее Ф.М. Достоевского, при поддержке Свято-Петровского православного братства, состоялся специальный показ спектакля Авторского театра «Мандельштама нет» и встреча с его создателями.
главная страница
сотрудничество контакты
гостевая книга карта сайта
спектакли
афиша
новости
библиотека
Санкт-Петербург
© Авторский театр -  2009
Ученик Льва Додина, актер и режиссер петербургского Малого драматического театра и художественный руководитель Авторского театра, Олег Дмитриев в трех спектаклях триптиха «Мы живем, под собою не чуя страны...» проследил историю воздействия советского тоталитарного режима на разные поколения живших в ней людей. «Мандельштама нет» – моноспектакль, первая часть триптиха, поставлен по воспоминаниям Надежды Мандельштам.

Роль жены поэта, погибшего в советском концлагере, исполнила заслуженная артистка России Галина Филимонова. Темой постановки стало обращение к памяти о нашем советском прошлом, проработка «травм советизма», по выражению Олега Дмитриева, важность которой он понял еще семь лет назад, когда у него родилась идея триптиха. Мы не можем себе позволить повторять ошибки прошлого, а будущее нашей страны, народ которой не осознал произошедшего, по-прежнему вызывает тревогу.

После спектакля у зрителей была уникальная возможность пообщаться с режиссером и актрисой, поделиться впечатлениями от спектакля да и от самой темы. Один из зрителей был настолько впечатлен, что буквально «разразился монологом»: он поблагодарил режиссера за то, что спектакль не дает готовых ответов, но сам как будто задает зрителю вопросы, главный из которых: что есть правда? Режиссер ответил, что у человека есть совесть, которую до конца убить невозможно, каким бы палачом он ни был, совесть всегда будет задавать вопрос: прав ли ты, когда делаешь что-то? Совесть всегда будет требовать – дай себе отчет в своих поступках!

На вопрос, возможен ли в какой-нибудь стране такой идеальный вариант, когда «Мандельштам есть?», Олег Дмитриев и Галина Филимонова отвечали с разных сторон.

Режиссер, оценивая качество современной поэзии, говорил о том, что поэта такого масштаба, своеобычности, природы инакомыслия, художественной вычурности, защищенной правдой жизни, — сегодня, увы, нет. Причем рождение и жизнь таких поэтов, как Мандельштам, не зависит от наших желаний. Можно лишь сказать по опыту, что людей такого масштаба обычно стараются душить: чем талантливей человек — тем больше агрессии он испытывает. Олег Дмитриев предложил подумать о двух реальностях: нарративе сегодняшнего дня и исторической памяти. В нашей памяти Мандельштам, безусловно, есть. И эта реальность намного важнее.

Актриса отвечала на вопрос как бы изнутри спектакля: ее героиня — прежде всего женщина, потерявшая любимого. Когда она говорит о том, что его больше нет, то имеет в виду, что такого нет больше нигде. И здесь это «нет» - то, на которое имеет право только она. Причем в ее жизни это «нет» превращается в «да». Надежда Яковлевна говорит самой себе о стихах мужа: «Каждый день надо повторять». Это огромнейший труд – она хранила в своей памяти четыре тома стихов Осипа Мандельштама. Только благодаря ей Мандельштам есть.

В конце встречи Елена Александрова (Свято-Петровского братства) задала вопрос:

– В спектакле говорится о том, что будущие поколения несут след предыдущих. Надежда Яковлевна утверждает, что к этой памяти надо обращаться, но ведь это требует таких усилий, такого мужества... Как Вам кажется, что может давать силу для этого обращения к памяти прошлого?

Ответ Галины Филимоновой прозвучал как продолжение слов ее героини: нельзя совершать усилие памяти в толпе, человек отвечает только за себя – только через личное усилие в каждом из нас может заговорить совесть и исчезнуть ложь. И это непросто: совесть требует обнаженности, снимает кожу.

– Прорабатывать травму тяжело, – поддержал актрису режиссер. – Никому не понравится разрабатывать сломанную ногу, кому-то проще пойти просить милостыню. То же и с самосознанием: заниматься темой памяти трудно, но нужно это делать. Каждый должен найти свой путь и то, через что он будет пробираться к своей совести.
Груз поднятой темы не помешал атмосфере в зале быть очень теплой, доверительной, камерной. Под конец Олег Дмитриев сказал, что актерам и режиссерам очень повезло с профессией, ведь она позволяет заниматься проработкой травм при свидетелях:

– Когда мы с вами встречаемся, видим ваш отклик, ваши глаза, мы испытываем такую могучую поддержку! Мы не можем перед вами солгать, ведь вы — свидетели.

А в ответ прозвучало:

– И соучастники!
Фото И. Хмылёва