Олег Дмитриев: "Мы в ответе за прошлое"                     Беседу ведёт Елена Петрова
                                                               // "Аргументы и факты - Петербург" №43, 26 октября 2011 г.

Ведь память и совесть - тождественны

Духовная деформация

- "АиФ-Петербург": Олег, насколько мне известно, спектакль поставлен по книге Светланы Алексиевич, ещё не вышедшей в свет. Как вам удалось договориться с писательницей?

- Союз  с  Алексиевич   неслучаен.      Много  лет назад я прочёл её первую книгу "У войны не женское лицо", а затем уже следил за каждой. В 1993-м меня потрясли "Зачарованные смертью" - книга монологов людей, которые пытались покончить с собой, не выдержав краха коммунизма, потому что это был распад системы их убеждений и ценностей. В Авторском театре мы разрабатываем тему духовной деформации, произошедшей в период советизма. И тему тождественности памяти и совести, нашей личной ответственности за преступления, совершённые в прошлом. Этому посвящены наши спектакли: "Мандельштама нет" по воспоминаниям Надежды Мандельштам и "Ночной дозор" по повести Михаила Кураева - две части триптиха "Мы живем под собою не чуя страны...". "Зачарованными смертью" мы завершаем триптих. Я обратился к Светлане Александровне с письмом и в тот же день получил ответ. Было впечатление, что мы давно знакомы, словно бы вчера расстались и продолжаем разговор. Она предоставила нам право первой постановки новой книги «Время ''second-hand''. Конец красного человека» - продолжения "Зачарованных смертью". Одну из историй книги мы превратили в пьесу для троих. Это три члена одной семьи: мать, сын и дед. Сын - сегодняшний сорокалетний бизнесмен. Его мама родилась в ГУЛАГе, воспитывалась в учреждениях для детей "врагов народа" и до сих пор обморочно влюблена в Сталина. Дед - генерал госбезопасности - в период "большого террора" лично расстреливал политзаключённых. Молодой герой, у которого по внешним признакам "все в порядке", тем не менее убеждён, что у него глубоко не в порядке совесть. Он ощущает в себе генетическое наследство преступлений деда и страданий мамы, которая до сих пор убеждена, что "лучше красного знамени ничего нет".

Ответственность - начальнику?

- "АиФ-Петербург": Вы говорите о деформации, произошедшей с народом в эпоху советизма. Но ведь рабская психология не при советской власти родилась?

- Конечно, если вспоминать Ивана Грозного или Петра Первого - всё уже было. Наше корневое, ментальное стремление ни за что не отвечать в своей жизни, а передать всю ответственность "начальнику" - оно и приводит к тому, что столетие за столетием реинкарнируется тоталитарная или авторитарная система. Большевики, Сталин и вся плеяда вырождавшихся советских тиранов очень сконцентрировали усилия предыдущих сатрапов по уничтожению человеческого в человеке. Но и время такое пришло: двадцатый век ознаменовался технологической революцией, всё стало происходить быстрее. Почему во времена опричнины ещё не могло быть концентрационных лагерей? Просто потому, что один "вертухай" на вышке с автоматом в руках может контролировать как минимум сотню заключённых. У опричников на вооружении автоматов не было. Но не только поэтому. Мне кажется, духовная концентрация зла как субстанции человеческой души в ХХ веке была выше, чем в предыдущих столетиях. Зло имеет свойство накапливаться. Потому так важно совершать проработку травм истории. Это вопрос нравственной гигиены.

Обезопасить будущее

- "АиФ-Петербург": Возлагаете ли вы надежду на молодое поколение, родившееся в свободной стране?


- Да. Поэтому приглашаем на спектакли молодёжь из вузов, хотим начать сотрудничать и со старшими классами школ. Я вижу лица юных зрителей, когда в спектакле "Мандельштама нет" они слышат историю о ночных допросах, текст последнего письма поэта из пересыльной тюрьмы. В эти минуты молодые люди испытывают чужую боль, как свою. И это вселяет надежду, что возрождение человека в нас - возможно, что советская мутация - обратима.

- "АиФ-Петербург": А вам не кажется, что общество устало от "проклятых" вопросов нашей истории?

- Да, люди по большей части говорят: "Хватит о Сталине и ГУЛАГе". И что больше всего огорчает, так говорит и наиболее совестливая часть народа. Интеллигенция острее других чувствует нравственную боль и потому отказывается испытывать ее вновь. Но так можно вовсе разучиться думать. Полагаю, необходимо будить в себе память и совесть, чтобы попытаться обезопасить будущее от зла, порождённого нами в ХХ веке.
главная страница
сотрудничество контакты
гостевая книга карта сайта
спектакли
афиша
новости
библиотека
Санкт-Петербург
© Авторский театр -  2009